Когда учительница твоих детей оказывается ближе, чем мать

Мы публикуем здесь истории из жизни. Сегодня читайте о Лене, которую не без помощи ее родственников, судьба загнала в такой угол, выхода из которого просто не было. Вернее,...

Мы публикуем здесь истории из жизни. Сегодня читайте о Лене, которую не без помощи ее родственников, судьба загнала в такой угол, выхода из которого просто не было. Вернее, его не видела наша героиня.

Все шло по накатанной, как паровоз по рельсам к обрыву под уклон. Не затормозить, не свернуть. Почему поезд не рухнул в пропасть?

Поддержка духовно близкого тебе и мудрого человека — бывает судьбоносной.

Лене тридцать два года. Замуж выскочила, чтобы сбежать от волевой мамы и старшей сестры. Жили втроем в небольшом городе в Поволжье.

Сколько Лена себя помнит, мама любила старшую дочь Галю, похожую на первого мужа. Галя изящная брюнетка с белой кожей и серо-голубыми глазами. Ее отец рано погиб. Утонул на рыбалке. Молодая вдова через семь лет вышла замуж за отца Лены. В срок родила дочь.

И… вся нежность видимо была истрачена на старшую. А может быть – второй муж не вызывал никаких добрых чувств? Лена тоже помнит папу суровым, хмурым.

Родители развелись, когда Лена ходила в начальную школу. Отец уехал на Север и следы его затерялись. Алименты он присылал, но ровно до того момента, как дочери исполнилось восемнадцать.

Училась Лена средне.

А старшая – на одни пятерки.

Восемь лет большая разница в возрасте между детьми. Галя бегала по свиданиям. Мама на всем экономила, покупала для любимцы модные туфли.

Лене все и всегда доставалось по остаточному принципу.

И рост – старшая высокая стройняшка.

И глаза – у Гали выразительные, яркие, у Лены округлые – пуговицы (по словам не ласковой мамы).

И одежда…

И внимание.

Лена закончила школу, стала учиться на парикмахера. Высшее образование в семье получила старшая. И как раз старалась сделать карьеру. Мама была категорична. Разговор о будущем Лены происходил на кухне. Между делом…

— Куда ты с твоими тройками? Раз на бюджет не проходишь, никакого института.

Тот редкий случай, когда Лена на маму не обиделась совершенно. Старшая же училась сама. Хотя ей в последних классах школы и нанимали кучу репетиторов. Но по факту – закончила отлично…

И в ВУЗе ее любили, хвалили. Даже стипендию получала.

Работала в банке, обещала вырасти в начальники и баловать «любимую мамочку». Та верила, обнимала Галю и заранее благодарила.

Правда пока продукты в семью приносила только младшая. Она сразу же стала получать копейки, но живые.

Прически делала себе сама. Маникюр тоже освоила. Это было что-то вроде факультатива в училище. И стригла всех пенсионеров родной пятиэтажки у них на дому.

 

Ходила по квартирам, предлагала услуги. С восемнадцати лет Лена впряглась в пахоту. Но не считала это чем-то неправильным. Получалось хорошо. Соседи благодарили. Лена бегала делать стрижки даже к семи утра – перед учебой. И все выходные щелкала ножницами. Старалась ходить работать в квартиры клиентов, так как дома у нее не было своего места.

В небольшой однушке троим было слишком тесно.

Лена жила на кухне. Диванчик и книжная полка над ним…

Ничего удивительного, что когда на улице ее окликнул симпатичный старший лейтенант: спросил где здесь дом номер тринадцать – Лена предложила проводить. Чтобы не заблудился.

Молодой офицер уже успел понюхать пороху в горячей точке. Потеряться в небольшом городе не мог. Но улыбчивая двадцатилетняя малышка (Лена невысокая, мы помним) ему понравилась. Слово за слово, офицер предложил девушке собрать вещи и уехать вместе. К месту его службы. На Дальний Восток. В родном городе Лены он был проездом, всего на пару дней…

И тут девушка уперлась. Любовницей? Ни за что…

Старлей засмеялся, взял за руку.

— Не вопрос. Где у вас ЗАГС.

Не говорите, что это невозможно. Их расписали в тот же день.

Лена прибежала домой собрать вещи. Уже после парикмахерской, в которой оставила заявление «Прошу уволить меня…»

И поняла, что ее не слышат. Что мама и Галя бурно обсуждающие болезнь начальника отдела, в котором трудилась старшая дочь, отмахиваются от голоса младшей, как от помехи.

Лена схватила с полки чайник и пару блюдцев.

Бам!

Бам!

Россыпь осколков на полу кухни. А за этим – гулкая тишина. Две пары выпученных глаз.

В лица такой прежде любимой мамы и равнодушной старшей сестры Лена отчетливо выговорила.

— Я вышла замуж. И сегодня уезжаю. Поезд через два часа.

Развернулась и вышла с кухни, забрать кой-какие вещи из шкафа.

Чемодана у Лены не было. Просить у старшей сестры ее дорогой на колесах – бесполезное дело. Лена постучалась к соседке. Там она уже два года стригла бесплатно всю огромную семью.

— Тетя Света, мне нужна на время, я верну – большая сумка.

Соседка вынесла и развернула на полу белый в серую клетку баул с прочными ручками. С такими челноки ездили в Турцию.

— Годится?

— Да.

— Забирай. Возвращать не надо.

Лена обняла соседку. И уже в дверях родительской квартиры услышала вопрос.

— Куда хоть едешь то?

— С мужем на Дальний Восток…

Прощания как такового не получилось.

Галя ушла к подруге. Мама пила корвалол и страдала. Лена хотела поцеловать ее в щеку. Но мама помахала ладонью, мол нет, не надо. Сваливай.

Может ли быть удачным скороспелый брак двух незнакомых людей?

Лена и Олег жили дружно.

Она с удовольствием готовила и кормила. Он всегда благодарил. Лена к этому не привыкла. Смущалась. А Олега скромность маленькой жены откровенно веселила.

Да, между ними не все было гладко. Иногда Олег скучал, молчал неделями. Через какое-то время его отпускало, и он улыбался, обнимал, брал за руку на прогулках у реки.

В прошлом у Олега было что-то свое горькое, но он про это никогда не рассказывал. С родными не знакомил. Говорил, что все непросто. Лена ни разу не видела свекра и свекровь. Они не звонили. Не общались с Олегом и его женой. Знали ли про внуков?

Сыновья у молодой семьи родились один за другим. Первый через год с небольшим после женитьбы. Второй еще через три года. Энергичная Лена ухитрялась и за детьми успевать ухаживать, и мужу время уделять.

А потом Олег заболел…

Они только-только перевелись в Подмосковье.

Мужу выделили служебную квартиру. Всего три или четыре месяца прожили на новом месте. И Олег потерял сознание прямо в части. В госпитале поставили диагноз. Неоперабельный рак мозга.

Олег уходил трудно. Ругался, психовал. Лена терпела. Жалела. Пряталась поплакать в ванной. Дети пугались. Однажды очередная короткая госпитализация стала последней. Скромные похороны.

Лена за полгода болезни мужа сильно располнела.

Не ела – жрала, не переставая. Хлеб – буханками. Кашу – кастрюлями. Заедала боль и страх, так сказала психолог.

Нет, Лена не ходила на прием. Это психолог пришла к ней на стрижку. И молодые женщины разговорились.

Лене не по карману была няня. Младший сын ходил в садик. Старший – во второй класс. Молодая вдова разрывалась между попытками помочь старшему с уроками, уборкой, готовкой и заработками. Раньше ее деньги были лишь малой частью семейного бюджета. А теперь все перевернулось.

Перед новым годом вечером в воскресенье в дверь позвонили.

Мама приехала навестить. Да так и осталась. До этого визита она не видела внуков. Только изредка их фото. Нет, конечно, Дальний Восток это край мира. А билеты стоят просто чудовищных денег. Объяснения были наготове. А теперь, когда дочь живет в Подмосковье все изменилось…

Зачем мама на самом деле приехала к своей младшей дочери?

Все просто: Галочка наконец устроила личную жизнь. До этого момента она долго встречалась с женатым начальником. Верила, что разведется… Делала аборты. Иногда летала с ним отдыхать.

А тут, вдруг, привела домой совсем другого мужчину: красивого спортсмена, моложе себя. Замуж собралась. А квартира однокомнатная. Что ж тут поделать? Маме места не нашлось. А у младшей дочери – почти хоромы. Да еще в Подмосковье!

Лена не поняла, как оказалась втроем вместе с сыновьями в одной комнате, а мама захватила зал… Проходной, но зато просторный.

Сначала почти не ссорились. Мама не помогала. Но и не мешала. Даже устроилась на работу на пол ставки. Давление, возраст. Мама любила смотреть сериалы. Включала телевизор громко.

Сыновья гнездились на кухне и в маленькой комнате. Лена много гуляла с ними. Просила маму делать звук потише после девяти, когда укладывала мальчиков спать. Мама обижалась. Лена оправдывала ее. С возрастом родительница стала хуже слышать.

Очередной поворот судьбы оказался, как и прежние – внезапным. И не к счастью вел, обрушивал дорогу в глубокую яму…

Галя попала в аварию.

Пока лежала в больнице – муж продал квартиру, снял деньги с общего счета и уехал. Брак был гражданским. А Галя опрометчиво подписывала почти любые бумаги, которые заботливый и горячо любимый молодой супруг приносил в больницу.

В тридцать с чем-то лет (ближе к сорока) она осталась калекой без детей, денег и жилья.

Что дальше?

Верно. Мама поставила Лену перед фактом. Галю надо спасать.

Лена плакала всю ночь. Но утром умылась и согласилась. А что еще делать? Куда деваться?

Коротко стриженная, в мелких морщинах, с поджатыми тонкими губами, сутулая и на костылях. Эта жуткая женщина ничем не напоминала красивую старшую сестру.

— Ну, здравствуй.

Галя заняла все пространство квартиры собой. Своей болью и обидами на судьбу.

Лена старалась молчать.

Работала в двух салонах сразу. Хорошо, что пацаны росли крепкими, мало болели. Тут ей повезло.

Мама и сестра играли в одной команде.

Лена не понимала, как и почему, снова стала лишней. Той, которая мешает.

В собственной квартире у нее не было места. Ситуация развернулась, как кривое отражение прошлого.

Диванчик на кухне и книжные полки.

С детьми Лене почти не помогали. Водить мальчиков на кружки не выходило. Дома банально не хватало еды.

Один плюс – Лена стала сильно худеть. Хотя кожа и обвисала противными складками.

А потом – не суп с котом, не новая беда.

Потом случилось неожиданное.

Старший сын нарисовал в школе такой рисунок на тему «Семья», что Татьяна Марковна пригласила Лену на беседу. Полтора часа она и учительница сидели вдвоем. Сначала в кабинете, потом в закрытом буфете.

Лена сначала просто отвечала на вопросы, не заметила, как потекли слезы. А учительница неожиданно начала обнимать и гладить по голове.

— Бедная малышка. Я что-нибудь придумаю. Потерпи.

 

В образе Татьяны Марковны — Наталя Шумак. 

Мелкий дрался в садике. Старший рисовал жутких чудищ. Галя страдала и укоряла. Мама то присоединяясь к упрекам Гали, то пряталась в сериалах, делала вид, что не слышит никаких просьб.

Молодая вдова пахала, старалась хоть немножко поиграть или поболтать с мальчиками. Детские площадки были их личной территорией.

А однажды Лена застала у себя дома, когда вернулась с прогулки неожиданную пару. Классную и Участкового… По факту, конечно, Татьяна Марковна была учительницей начальной школы. Но Лена почему-то звала и зовет ее за глаза именно классной.

Татьяна Марковна на кухне метала громы и молнии. Участковый сидел и строчил, строчил.

До Лены доносились такие жуткие выражения, как «дом инвалидов», «сама куплю вам билеты на автобус»… «А хоть в тундру»! «Дети плохо учатся, им негде делать уроки». «А какая от вас польза»?

Лена увела мальчиков в спальню. И вошла на кухню. Заранее ожидая скандала. Ведь она – здесь. Но…

Но встретила ее полная тишина.

Мама и Галя побледневшие, съежившиеся, вдвоем в обнимку и суровая учительница, которая сейчас казалась в два раза крупнее, чем была на самом деле.

А хмурый – продолжающий писать участковый, делал картину более жуткой.

Молчание, внимательные взгляды.

— Вечер добрый.

— Лена, вот список. Твои родственницы будут его выполнять.

Обе кивнули. Выразили горячее согласие.

Лена прикусила губу.

— Анна Сергеевна вполне может отводить младшего в садик и забирать, а еще я настаиваю на художественной школе для Василия. У него талант! Все посмотрели на меня. Список здесь!

Он оказался на холодильнике. Прикрепленный магнитами.

— Галина обещает готовить. И у нее идеально с математикой. Мальчикам это будет полезно. Лена, смотри сюда. Два раза в неделю у тебя свободные вечера. Не вздумай проводить их на кухне. Запрещено.

— ?

— Да хоть вокруг дома гуляй. Хоть ко мне на чай прибегай. А можем на плавание записаться. Для позвоночника полезно. У меня тренер в бассейне знакомый. Скидку нам сделает.

С этого вечера провернулось со скрипом ржавое колесо.

За неделю все не изменилось.

Но со срывами, ссорами и откатами назад – примерно за пол года, сначала атмосфера в семье, а затем и ситуация в целом улучшились.

Дорогая Татьяна Марковна, если бы не Вы…

Дай Бог Вам здоровья!

PS: семья Елены больше не висит в воздухе. Вопрос с постоянным проживанием в этой квартире или получением новой уже собственной – решится в ближайшее время. Татьяна Марковна принимает в хлопотах деятельное участие.

Старший ходит в художку. Водит бабушка.

Дети живут в комнате, втроем с мамой. Галя и бабушка в зале. Конечно, всем тесно.

Но после года чехарды, после психолога, к которому Татьяна Марковна убедила (заставила) ходить Галю – отношения в доме стали гораздо спокойнее. Что еще?

Галя наконец пришла в себя, нашла дистанционную работу. Ведет бухгалтерию, пишет курсовые для ленивых студентов и т. д. Планирует в след году брать в ипотеку однушку. Себе и маме.

А наша героиня?

Ходит в бассейн. И выглядит гораздо лучше. Нельзя назвать ее жизнь легкой. Но и беспросветной теперь тоже. Несколько дней назад у нее даже было свидание. С отцом девочки из класса. Он разведен и сам воспитывает дочь.

Не знаем, выйдет ли что-то из этого только намечающегося романа. Не знаем. Но желаем Лене удачи!

Ее отношения с Татьяной Марковной все больше напоминают родственные. Можно ли удочерить взрослую тридцати двух летнюю особу? Да еще и с детьми? Татьяна Марковна если и не сделала это, то по крайней мере взяла под опеку: деятельную и полезную.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.3MB | MySQL:63 | 0,315sec