Неродиха

Семья мужа Людмилы С. упорно за глаза называла ее «неродихой». Понять четверых сестер Григория можно: они мечтали,что он продолжит славный казачий род, так как сами были бездетными. Но...

Семья мужа Людмилы С. упорно за глаза называла ее «неродихой». Понять четверых сестер Григория можно: они мечтали,что он продолжит славный казачий род, так как сами были бездетными. Но надежды их не оправдались: пять лет Григорий был женат, а дети в семье не появлялись. Хотя поначалу Людмилу ее новые родственники любили: была она веселая, статная, симпатичная, отличная хозяйка. Да и жили они дружно, никогда не ссорились. Детей оба очень любили, но вот Бог их не дал.

Ждали сестры Григория появления племянников, да и устали ждать. И тогда в головах у этих женщин зародился план разрушить семью брата, чтобы он мог жениться на другой женщине, которая бы родила от него ребенка.

«Не сразу я почувствовала, — рассказывает Людмила, — что муж потихоньку от меня начал отдаляться. Я настолько была уверена в любви Гриши, что и в голову не приходило его потерять. Но потом заметила: как только он съездит в родную станицу, то меняется на глазах, становится мрачным, неразговорчивым, все ему не мило. Несмотря на мои старания расшевелить, разговорить, такое его состояние продолжалось обычно несколько дней после возвращения. А потом он словно приходил в себя, и все у нас потихоньку налаживалось. А однажды, придя домой после застолья с друзьями, он мне сказал первый и последний раз: «И без тебя жить не могу, и с тобой не могу. Что делать — не знаю».

И тогда Людмила поняла, откуда ветер дует. В следующий раз она вместе с Григорием поехала к его родным. Навезла подарков всем, в первую очереди — свекрови, старалась быть приветливой и веселой. Родные Григория подарки приняли, но саму ее встретили весьма прохладно. Да и муж как-то сразу отдалился, стесняясь проявить к ней внимание. А вечером, когда все сели за стол, Людмила не выдержала и сама завела разговор о том, что происходит с Григорием. «Я люблю мужа, — сказала она, — и он меня любит, мы словно половинки одного яблока. Но я чувствую, что вы настраиваете его против меня. Конечно, вы можете добиться того что мы расстанемся, но будет ли Григорий без меня счастлив… Вы об этом его спросили?»

Свекровь и золовки отпираться не стали, что бездетная невестка им не подходит. «К тебе у нас нет претензий, — говорили они, — казачка ты справная, в доме у тебя всегда порядок, муж обихожен. Но пойми — Григорий у нас в семье единственный мужчина, он должен продолжить наш род, на него вся надежда. А ты у нас — неродиха, так что уж извини»… Вот таким образом Людмила впервые узнала, как ее называет родня мужа.

Но не это открытие больше всего ее огорчила, а поведение самого Григория. Он в течение всего этого горького разговора даже слова не сказал в защиту жены, а при последних ее словах только голову ниже опустил. Возвращались домой словно чужие, и Людмила уже думала, как будет жить одна, какие тоскливые вечера у нее впереди… Но разрыв произошел не сразу, предшествовало ему еще одно неприятное открытие. В день получки Григорий, который был личным водителем у одного крупного начальника, выложил на стол очень небольшие деньги и сказал жене, отводя глаза: «У нас идет реорганизация, так что с деньгами сейчас очень туго, ты уж извини».

Людмила никогда не была жадной до денег, поэтому расстраиваться из- за этого не стала, просто нашла себе подработку. Конечно, очень сильно уставала, но, чтобы ее семья ни в чем не нуждалась, сознательно шла на такие жертвы. Мало того, чтобы и его родные были довольны, обновила его гардероб полностью. Но однажды, стирая одежду мужа, нашла в его карманах какие-то квитанции. Оказалось, что он постоянно слал денежные переводы своим родным. Когда она показала ему эти злосчастные квитанции, Григорий ударился в крик: до чего, мол, ты дошла, что шаришь по карманам. Я, что, матери не имею право денег послать? » Имеешь, — ответила жена, — но почему же тайно, скрывая от меня? Разве я тебе бы не позволила это сделать? Для меня помощь матери — всегда святое дело…»

Людмила поняла, что все эти долгие месяцы она, по сути дела, содержала мужа, а он тем временем, готовился к новой жизни, на которую и деньги собирал с помощью родных. «В ту ночь, — рассказывала Людмила, — я не спала. Все перебирала в памяти, как счастливо начиналось мое замужество. Вспоминала, как приезжали в отцовский дом сватать меня мои будущие золовки и свекровь, сам день свадьбы, когда они желали нам счастья и любви на всю жизнь. Перед глазами промелькнуло все мое супружество, в котором действительно было много счастья. И вот оно закончилось.»

А вскоре Григорий сказал, что он уходит к другой женщине. Людмила была уже внутренне подготовлена к такому повороту событий, поэтому спокойно ему сказала: «Если уйдешь, больше сюда никогда не вернешься….» Григорий ушел, и в душе покинутой женщины поселилась пустота. Спасалась одной лишь работой. Знакомые рассказали ей, что Григорий после развода женился на молодой женщине, но детей у них нет. А Людмила познакомилась с симпатичным человеком, встречалась с ним и однажды поняла, что ждет ребенка. Поначалу не только обрадовалась, но и испугалась: как она сможет поднять его на ноги, вдруг не хватит ни здоровья, ни сил, ни средств… Но ее старый отец сказал: «Не дури, рожай, пока мы с матерью живы — поможем».

Родилась у Людмилы дочка, но с отцом девочки отношения не сложились и воспитала она ее одна. В семье же Григория дети так и не появились. А это означает, что прозвище «неродиха», которое дала Людмиле его родня, как говорится, не по адресу. «Все в моей жизни было — рассказывает Людмила, моя давняя читательница, — и радость, и горе, и отчаяние. Но я никогда не позволяла себе раскисать, потому что была ответственна за судьбу малышки».

Замуж Людмила больше не вышла, потому что не смогла никого полюбить так, как Григория. По слухам, он не очень счастлив со своей женой, но за все эти годы ни разу не пришел к бывшей жене, помнил, что она сказала ему на прощание. Людмила говорила, что ей часто снится один и тот же сон: будто она и Григорий гуляют по берегу реки Бузулук, он рвет ромашки и с головы до ног ее ими обсыпает. Что греха таить: всю жизнь она любила его одного и любит до сих пор.

А рассказала я эту историю для того, чтобы люди, которые своей злой волей хотят уничтожить чью-то семью, крепко бы подумали о последствиях. Ведь разрушенная семья — это порой чья-то разрушенная жизнь, где нет счастья и покоя…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 10.42MB | MySQL:76 | 0,280sec