По течению…

Сколько себя помнит, Лера “плыла по течению”. Такая уж она уродилась, неконфликтная. Сказала мама: в музыкалку — значит, в музыкалку. Распорядился папа — в педагогический институт, пошла на...

Сколько себя помнит, Лера “плыла по течению”. Такая уж она уродилась, неконфликтная. Сказала мама: в музыкалку — значит, в музыкалку. Распорядился папа — в педагогический институт, пошла на филолога. Ей даже в голову не приходило спорить и доказывать что-то. Наверное, потому что своего хотения-желания как-то и не было.

 

И когда родители сообщили взрослой уже девушке, что они подобрали ей жениха, Лера даже не подумала возмущаться. Надо, значит надо. И поехала на смотрины.

Жених Лере понравился. Не красавец, но очень приятный. Глаза карие, внимательные. Сдержанный. Немного портил шрам на щеке, Владимир был бывшим военным. Но главное — мужчина взрослый, самостоятельный, надежный. Своя квартира в столице республике. И свадьба состоялась.

Практически с первого дня замужней жизни Владимир начал распоряжаться буквально всем. Он строил планы на день, неделю, месяц. Расписывал чуть ли не по часам: куда пойдут, что будут есть, что купят, куда и когда поедут. Он контролировал что на Лере надето, что она кушает, что читает, смотрит, слушает. Даже сроки, когда они “заведут” детей. Леру это слово покоробило. Как-будто Владимир о щенках говорил. Но, смолчала.

Мужу очень не нравилось место работы молодой жены. Почему-то о моральных качествах сегодняшних педагогах он был весьма невысокого мнения. И настаивал на смене деятельности.

— Вот, например, профессия бухгалтера! Сидишь в кабинете, работаешь с бумагами. Никаких лишних контактов!

— Ты шутишь? Видимо забываешь, что я гуманитарий до мозга костей. С математикой у меня совсем никак!

Лера свою работу любила. У нее были средние классы. Ребята в параллели подобрались умные, любознательные. Свой класс, как на подбор, был очень творческим. Лера ставила с ними несложные спектакли и мечтала, как в старших классах они сыграют что-нибудь из Шекспира.

Школа и стала первым камнем преткновения в семейной жизни. Впервые она попыталась возразить мнению близкого человека. Владимиру это очень не понравилось.

— Валерия, я считал, что, если ты вышла за меня замуж, ты будешь прислушиваться к моему мнению!

— Я прислушиваюсь. Но в данном случае, ты не прав! Володя, пойми, мне нравится моя работа. Я люблю детей, творчество. Люблю общаться с людьми!

— Зато мне не нравится, что моя жена пропадает на работе днями и ночами! Мне не нравятся твои бесконечные экскурсии, походы и классные вечера.

— Ну, про ночи ты перегибаешь. Да и вечерами, я почти всегда дома!

— Вот именно — почти!

Перепалка в тот раз закончилась обидой мужа. И его каменным молчанием на несколько дней. Лера переживала. Она не могла обижаться надолго. Но и менять работу тоже не хотела.

Вторым звоночком стали возражения мужа на приезд родителей.

— Лера, твои родители не могут останавливаться у нас на несколько дней!

— Почему? У нас двухкомнатная квартира. Я очень соскучилась. Они поживут всего дня 3-4. У меня каникулы. Папе нужно пройти обследование, а мы с мамой походим по магазинам.

— Я не желаю, чтобы чужие люди жили в нашей квартире!

— ЧУЖИЕ??? Это мои родители, Владимир!

— Да, это ТВОИ родители! Они могут снять гостиницу, пожить там. Это не так дорого!

— Что ты говоришь? Дело даже не в цене, папа может позволить себе оплатить гостиницу. Но зачем это делать? У нас с мамой все вечерние чаепития заканчивались общением по душам. Мне так этого не хватает…

— Я сказал: нет! В конце концов, это моя квартира!

Лера была ошарашена. Впервые муж ткнул ее своей жилплощадью. Да, конечно, это была его квартира. Но ремонт делался на ее, Лерины деньги. И кожаную мебель в гостиную покупали ее родители! Это было их свадебным подарком. Что делать, как сказать маме и папе, что зять не желает видеть их у СЕБЯ в доме?

Лера мучилась и со страхом ждала маминого звонка. Владимир ходил мрачный, цедил сквозь зубы только необходимые слова. В доме опять стояла предгрозовая тишина. Лера ощущала ее всем сердцем. Было тяжело, не хотелось идти домой.

Ситуация разрешилась сама собой. Позвонила мама и сказала, что поездка отменяется. У папы срочные дела на работе. Да и каникулы заканчиваются, а приезжать, когда дочь на работе, она не хочет. Лера выдохнула. Слава Богу, пока обошлось. Но ведь, будут другие каникулы, и родители опять позвонят. И что, жить всю жизнь вот так — с оглядкой? Спрашивать разрешения мужа на посещение собственной матери?

Теперь между супругами была уже трещина. Лера стала замечать, что муж ни с кем не общается. Не звонят сослуживцы, не приходят друзья. Да есть ли они у него? Если в первый год брака она с удовольствием принимала праздники, проведенные вдвоем, то теперь ее это тяготило. Хотелось шума, музыки, песен. Но муж категорически отметал ее предложения пойти на корпоратив или просто в ресторан.

А самое страшное, он был категорически против детей. Если поначалу он составлял график их появления, теперь даже слышать не хотел.

— Зачем? Тебе плохо живется? Тебе чужие не надоели? Шум, крики, беготня. А как это дорого!

— Владимир, ты о детях говоришь! Не о машине какой-то! Мне почти 30! Я когда рожать буду?

— Никогда. Во всяком случае, не от меня и не со мной.

— Что ты говоришь?

— Что слышала! Я устал от твоей неуемной энергии! Когда твой отец говорил со мной о браке, он описал тебя, как спокойную, послушную девушку! Ты всегда соглашалась с мнением родителей. Почему же ты идешь против моих желаний?

— Да, я со всем соглашалась. И это было моей самой страшной ошибкой. Я готова и дальше соглашаться на РАЗУМНЫЕ пожелания. Но это уже через чур. Зачем мне тогда муж? Чтобы до старости обслуживать его и ходить по одной половице?

— Ах, тебе не нужен муж? Тогда можешь собираться и уезжать к своим драгоценным родителям!

— Знаешь, я, наверное, так и сделаю. Я устала так существовать. Мне душно. У тебя все вокруг глупцы, не умеющие жить. Я устала от твоей грубости. Я больше не хочу и не могу плыть по течению. Пора, наверное, научиться грести самой.

— Давай-давай. Греби. Посмотрим, на что ты годна без надежной опоры.

Вот так, в преддверии своего тридцатилетия Лера оказалась одна. И ни на одну минуту об этом не пожалела. Она сняла небольшую квартирку. Работает в своей школе.

Папа, поначалу расстроился. Он тоже считал, что его дочь не сможет сама “рулить” своей жизнью. Но, побывав у нее в гостях, услышав, с каким воодушевлением она строит планы на жизнь, успокоился. Пообещал помочь с приобретением жилья.

Пока женщина одна. Но глядя на ее улыбающееся, всегда приветливое лицо, хочется верить — это ненадолго. Обязательно найдется по-настоящему надежный мужчина, который будет думать не только о своем удобстве, но и о счастье женщины, доверившей ему свою судьбу.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.24MB | MySQL:63 | 0,324sec