Приёмная дочь

Иван Ильич Лебедев был хорошим мужчиной. Добрым, спокойным и незлобивым. Он любил детей, хотя своих не имел, да и женатым не был. К браку не стремился, предпочитал свободное...

Иван Ильич Лебедев был хорошим мужчиной. Добрым, спокойным и незлобивым. Он любил детей, хотя своих не имел, да и женатым не был. К браку не стремился, предпочитал свободное холостяцкое существование.

Жизнь в провинциальном городке его устраивала: он многих знал, его тоже узнавали на улице, здоровались, общались с ним. Он чувствовал себя на своем месте, работая главным инженером на небольшом заводе. Его соседка, одинокая и нелюдимая Клавдия, скрашивала его существование, не требуя ничего взамен: ни замужества, ни денег, ни детей. А вот по хозяйству помогала. То сготовит, то приберет. А в благодарность получала лишь скупое мужское внимание редкими ночами.

Однажды Иван Ильич привел в дом девочку. Он в буквальном смысле нашел ее на улице. Стоял холодный и дождливый ноябрь, а ребенок сидел у пивного ларька и попрошайничал. Сердце мужчины сжалось от боли, и он разговорился с ней. Оказалось, что родителей своих она не знала, жила на окраине города с какими-то «дядьками и тётьками», как она сама выразилась. Они кормили ее, но заставляли попрошайничать и приносить им деньги — чем больше, тем лучше.

Звали девочку Рита, и ей было 7 лет. Больше она ничего о себе не знала. В школу, конечно же, не ходила и никому не было до этого никакого дела. Шли лихие девяностые, хаос и неразбериха вокруг. Иван Ильич сжалился над ребенком и решил Риту удочерить. Но не тут-то было. Откуда ни возьмись появились органы опеки и забрали у него девочку, которая очень плакала и просилась к дяде Ване.

Прошел целый год с его мытарствами и попытками удочерения. Но в «холостяцкую семью» ребенка не отдавали. Тогда настойчивый Лебедев сделал Клавдии предложение: давай, мол, поженимся и заберем Риту к себе. Своих-то детей уже поздно заводить на пятом десятке. А так будет полноценная семья! Клавдия замуж идти не отказывалась, но вот беспризорницу удочерять большого желания не имела. Пришлось ее убедить.

— Или женимся и удочеряем Риту, или уж тогда никаких «полюбовных» отношений, — несмело заявил Иван, и Клавдия наконец сдалась.

Они тихо расписались и объединили две свои квартиры, прорубив внутри между ними дверь. Стало три комнаты, две кухни, два балкона и санузла. И удочерили Риту. Девочка уже ходила в школу, правда была отстающей по всем предметам: плохо читала и считала, была замкнутой и нелюдимой. Мама Клава ей в этом помочь не могла, сама была такой же. А папа Ваня работал много, брал всякие подработки, благо руки золотые.

Но тем не менее Риту росла в полноценной семье. Хотя проблем было, хоть отбавляй! Девочка не понимала, что такое деньги и как они зарабатываются. Отец объяснял ей и не раз, но для нее это был пустой звук. Если она видела дома деньги, то брала их без спросу и тратила куда-то. Новоиспеченные родители ругали ее, пока кто-то из знакомых не сказал им, что видел, как Рита кинула нищему на базаре сторублевку в шапку.

В школе, как оказалось, она водила всех в буфет и покупала каждому по пирожку, хотя друзей особых не имела. И наконец, когда Рите было уже шестнадцать, отцу позвонили из детского дома и попросили приехать. В кабинете директора сидела его дочь, на столе лежало пятьсот рублей, изъятых у родителей, а директор пояснила, что Рита просит выпустить из детдома какого-то мальчика.

Видимо, деньги как-то извращенно интерпретировались в подсознании Риты: деньги могут все, и не столь важно, большие или маленькие. Так или иначе, родители переживали, а мама Клава так и вовсе «исходила на нервы», как она сама выразилась.

Но в семье Лебедевых случилось несчастье: Клавдия попала под трамвай. Не с той стороны обходила автобус на остановке, да еще и поскользнулась на мокрых рельсах, и женщины не стало. Иван Ильич слег после похорон жены, а Рита заканчивала учебу в школе. Но она не отходила от отца ни на шаг и даже занятия пропускала. Только бы поднять его на ноги. Замкнутая, неразговорчивая, она часами сидела у его кровати и выполняла любое желание, стоило ему попросить.

Моя хорошая знакомая познакомилась с Ритой случайно, когда она не могла расплатиться на кассе в магазине. Ей не хватало денег, и кассир настойчиво откладывала какие-то продукты в сторону. Девушка чуть не плакала, и моя знакомая помогла ей, доплатила недостающую сумму. Они разговорились, и Рита поделилась с ней своим горем: ухаживает за больным отцом, денег на все не хватает, а его надо хорошо кормить.

 

Мы не бросили несчастную девушку на произвол судьбы. Благо, моя подруга врач. Она помогла Лебедеву с лечением, мы договорились в школе о дополнительных занятиях для Риты, чтобы она закончила учебу с аттестатом. Мы помогали ей с уроками. А после окончания школы моя подруга устроила ее санитаркой в свою больницу, в которой встал на ноги ее отец.

А два года назад, похоронив отца, молодая женщина вышла замуж за преуспевающего хирурга, и они вместе с мужем поставили на могиле ее приемного отца внушительный памятник с золотой надписью: «Всей своей жизнью я обязана тебе, папочка…»

Грустная история. Но если задуматься, в ней столько теплоты. Если человек спас хоть одного несчастного в своей жизни, то он прожил ее не зря.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.23MB | MySQL:66 | 0,290sec