Счастливая

Старушка разворчалась. Она решила «всю правду» сказать. А ей все равно, пусть обижаются. Прежде всего – детям. Они забыли, как она их растила, как в отпуск не ходила,...

Старушка разворчалась. Она решила «всю правду» сказать. А ей все равно, пусть обижаются. Прежде всего – детям. Они забыли, как она их растила, как в отпуск не ходила, недоедала, недосыпала.

Это благодаря ей они получили образование. Это она урывала от своей нищенской зарплаты и высылала им: пусть только учатся.

А еще забыли, как отец иногда выпивал. И не приносил в дом деньги. И она тянула и тянула лямку, не позволяя остановиться ни на секунду.

Они к престарелой матери редко приходят. Говорят, что у них много всего. А чего у них может быть, когда они все на пенсии? Так бы и сказали, что к старой матери приходить не хочется.

А еще она все-все внукам скажет. Потому что они все трое у нее выросли. Она после работы бежала за ними в садик, ног под собой не чуяла. Дети работали, а внуков она забирала. И они играли в ее маленькой комнате, а она стряпала им пирожки. Выросли, и не позвонят, не приедут.

А самой звать – нет. Потому что у нее гордость есть.

Она решилась сказать. И детям, и внукам. Что жестоко оставлять старого человека одного. В четырех стенах. Она, старушка, сидит на диване или ходит по комнате, приляжет, чтобы снова по комнате ходить.

Телевизор она смотреть не может, потому что глаза болят. Поэтому она не читает. И не вяжет. Попробуй – посиди-ка один сутками в квартире! Слова некому сказать. Поговорить не с кем.

А она заслужила, чтобы с ней разговаривали. Потому что она недоедала и недосыпала: сами знаете, как тяжело было! И внуков она вырастила. Она всем помогла, чем могла. А сейчас сидит, как сыч, в четырех стенах. И никто не приедет. И никто не позвонит.

Вдруг на лестничной площадке – шум. Ей стало страшно. Тихонько посмотрела в глазок. Видит, какого-то парня связанного ведут.

Поспешила старенькими ногами к кухонному окну. Оказывается, что парень – внук Валентины с пятого этажа.

Подождала минут десять и вышла на лестницу. Позвонила соседке. Узнала, что у парня – белая горячка. Допился, значит.

В испуге вернулась в комнату. Села на диван. Подумала: «Бедная эта Валентина. На старости лет такое пережить». И парень не выходил у нее из ума.

Стала думать. У старшей дочери – теплица и огород. У второй дочери тоже какие-то дела. Славу Богу, что эти дела есть, несмотря на пенсию.

Старший внук учится на втором курсе. Умный мальчик. Дай ему Бог здоровья. Внучка работает по сменам. Очень устает. А у нее еще огород. А нынче жарко, поэтому часто надо поливать.

Правнучка закончила седьмой класс. Говорят, что ей математика не дается. И родители нашли ребенку репетитора. Пусть в июне походит к нему. Поучится. Господи, помоги ей математику понять!

 

Разволновалась. Сама поняла, что разволновалась.

Счастье, что они все есть. Пусть редко приходят и редко звонят. Главное, что они есть. И еще подумала: «Какая это я одинокая? Не одинокая я. У меня дети, внуки, правнуки. Квартиру, слава Богу, сама заработала. Ни у кого на кусок хлеба не прошу. Пенсия есть».

Разогрела вчерашнюю кашу. Заварила в кружке чай. Отрезала кусочек сыра.

Перед сном вышла на балкон посмотреть, как славно стрижи летают. Вот ведь бедные птички: в такую даль летели. И не отдохнешь. Надо успеть птенцов вырастить: отдыхать им некогда. Скоро в обратную дорогу.

И почувствовала себя очень счастливой.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.19MB | MySQL:61 | 0,265sec