Семья купила старое разваливающееся здание и превратила его в удивительно красивый дом

Пишет интернет-журнал о Минске CityDog.by. Семья купила старое разваливающееся здание деревенской школы и превратила его в удивительно красивый дом для большой семьи и гостей. Наши сегодняшние герои –...

Пишет интернет-журнал о Минске CityDog.by. Семья купила старое разваливающееся здание деревенской школы и превратила его в удивительно красивый дом для большой семьи и гостей.

Наши сегодняшние герои – Марина и Максим – выкупили старую сельскую школу и переделали ее в современный просторный загородный дом. У пары ушло три года на то, чтобы получить этот участок, а затем еще два года, чтобы обустроиться.
– Мы несколько лет ездили в эту местность на охоту, – рассказывает Марина. – Здесь очень богатый край, много животных – даже на участок нередко приходят зайцы или кабаны. И люди тут интересные, дружелюбные.
– Изначально мы собирались покупать небольшой деревенский домик, но не сошлись с хозяевами в цене, – продолжает Максим. – И однажды наш знакомый говорит, мол, пойдемте, посмотрите другой. Мы увидели эту школу и сразу поняли, что это наше. Хотя столько раз проезжали мимо, но даже не знали, что здесь какая-то постройка есть, – настолько все было заросшее.
Когда дом купили, он выглядел так – вид летом.

А так дом выглядел зимой.

Дом был очень старый, весь прогнивший. Пришлось большими автомобильными домкратами полностью его поднимать и менять нижние венцы. «Если бы знали наперед, сколько предстоит работы, то проще было бы снести и построить новый – уже в процессе работы находили все больше и больше изъянов». Максим год разбирал дом, а потом еще год его строил: «Дом большой, тяжеловато было, – признается хозяин. – Мы очень экономили, многое делали своими руками. Крыша – обычная шиферная, наличники сам выпиливал из дешевых досок. Если присмотреться, можно найти много неровностей и недочетов. Но при этом оно все такое родное, что другого и не надо».

Сейчас участок и дом выглядят так.

1-Й ЭТАЖ
Максим советовался с Мариной по поводу новой планировки дома, отделки, цветовых решений, но по большей части все делал сам. Пришлось поднимать практически все полы, обдирать стены и потолки. Старались по максимуму оставлять то, что можно было оставить, но практически все было гнилое и нужно было менять.
Были в доме и четыре старые печки. Их полностью разобрали и из кирпича первым делом выложили ворота. Работала над ними вся семья – участвовали и дети, и даже родители Марины и Максима. Из оставшегося кирпича выложили калитку и небольшой погреб под лестницей, который выкапывали сами. «Максим приезжал домой весь грязный, как трубочист».
– Сначала в подвальчике мама просила хранить яблоки, – рассказывает Марина, – но на запах быстро налетели мыши. Поэтому сейчас храним там только консервированные продукты.

– Отделку в доме старались делать максимально дешевой, – говорит Максим. – На полу и стенах – обычная обрезная доска, не строганая и даже не высушенная. Мы ее вручную рубанком строгали. Дешевле не бывает. Снаружи утепляли эковатой. Однако при всей экономии отопление, водопровод и вентиляцию делали качественно. Отопление, например, можно программировать: в будни оно не работает, включается в пятницу после обеда и к нашему приезду вечером уже тепло, выключается в понедельник утром.
Самая большая комната на первом этаже – гостиная, совмещенная со столовой. На полу – старая доска, которая лежала на чердаке. «Ей уже лет 50, поэтому она очень разная, но очень классная». Мебель практически вся из IKEA, многое было куплено с большими скидками на распродажах.
– Здесь только стол и стулья бобруйской мебельной фабрики. Они производились для Нидерландов, а мы забрали остатки на распродаже.

Камин сделали открытого типа: Максим нарисовал эскиз, и минский мастер изготовил по нему решетку. Аксессуары специально не покупали: что-то перевезли из квартиры, что-то подарили друзья, что-то привезли из путешествий.
Картины в доме – преимущественно детские рисунки. Марина мечтает о том, чтобы в доме было больше работ белорусских художников, «но это позже».
– Я до сих пор помню, как наша старшая дочь принесла свой первый рисунок из художественной школы, – с улыбкой рассказывает Максим. – Это были какие-то мазюки со стекающей ярко-фиолетовой каплей. Я спрашиваю: «Что это такое?» – а она отвечает: «Бурачок».

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.22MB | MySQL:56 | 0,315sec