Семён. Рассказ.

Областная больница. Скорая доставила больного с травмой головы, быстро передала в Приемный покой и уехала. Семен лежал на кровати, голова дико болела, временами подступала тошнота, комната немного раскачивалась,...

Областная больница. Скорая доставила больного с травмой головы, быстро передала в Приемный покой и уехала.

Семен лежал на кровати, голова дико болела, временами подступала тошнота, комната немного раскачивалась, особенно когда в ней ходили люди.

Но это было не самым страшным. Открыв глаза, парень понял, что ничего не помнит. Врач, добрый и смешной старикан, влетел в палату, пощелкал перед глазами Семена пальцами, поводил из стороны в сторону фонариком, потом похлопал больного по колену и сказал:

-Ну-с, как мы себя чувствуем?

-Мы чувствуем себя плохо! – мрачно и тихо ответил Семен, отведя глаза в сторону. Старичок в белом халате, казалось, так и раскачивался из стороны в сторону, что привело к новому приступу дурноты.

-Ничего, сынок. Еще хорошо, что ты вообще с нами!

Врач подмигнул и, наклонившись к пареньку, заговорщицки прошептал:

-А как нас зовут, мы помним?

Другие больные с интересом наблюдали за их беседой и даже немного привстали, чтобы услышать, что же ответит несчастный пострадавший.

Семен задумался. Он все надеялся, что вот сейчас светлая мысль- таки придет в его больную голову, но мысль, видимо, где-то потерялась, забыв включить навигатор. Молодой человек осторожно провел рукой по повязке на лбу, поморщился от боли и тихо ответил:

-Нет, не помним…

По палате пролетел сочувствующий вздох. Крепкий, мускулистый мужчина на соседней койке поцокал языком и уткнулся в газету, блондин на кровати напротив с интересом посмотрел на доктора, ожидая развития сюжета.

-Ничего, ничего страшного. Не переживайте. Отдохнете, все вспомните. Вы, Семен, упали на скалодроме. Помните, с кем вы там были?

-Нет.

-Ладно, скоро придут ваши родные, все вам расскажут, напомнят. А пока поспите. Да не мучайте вы себя! – сказал старикан, видя сморщенный лоб молодого человека. – Дня два-три, и придете в норму. Вон Кубышкин с вами в палате лежит. Тоже с провалами в памяти поступил. Ничего, память вернулась.

Качок на соседней койке кивнул и поднял большой палец вверх.

Семен обреченно оглядел публику, рядом с которой придется провести немало времени, и вздохнул.

Доктор между тем встал, расписался в каких-то бумагах, которые ему подсунула прибежавшая медсестра, подмигнул больным и вышел.

Семен отвернулся к стенке, накрылся одеялом и стал думать. Он все пытался вспомнить, повторял свое имя, но мозг отказывался сдаваться.

Прошел обед. Молодой человек едва притронулся к еде, все еще испытывая головокружение и дурноту. И тут он заметил, что больные в палате начали все, как один, причесываться, поправлять одежду, наводить порядок на тумбочке у кровати. Близился час посещений.

Дверь отворилась, и на пороге показалась грузная женщина. Она, тяжело дыша, зашла в палату, поздоровалась со всеми сразу и подошла к кровати Кубышкина. Тот заулыбался, как ребенок, которому сейчас дадут что-то вкусненькое.

-Привет, мамуль! Ну, что ты опять притащила такие сумки? Тяжело же!

-Ладно тебе, — ответила женщина, поцеловав качка в лоб, отчего тот немного засмущался. – И ты поешь, и ребят угости. Поди, не балуют вас тут разносолами!

Женщина стала доставать из огромной авоськи продукты, контейнеры, свертки. Семен смотрел на все это и удивлялся, как вообще можно столько съесть. Кубышкин кивал, благодарил и хвалил мать на все лады. Потом женщина стала рассказывать, как дела дома. Кубышкин жевал спелое, хрустящее яблоко и все что-то спрашивал.

Тут дверь снова открылась. Семен напрягся. На пороге стоял блондинчик в узких брючках, оранжевой футболке, кольцом в носу и с длинной косой челкой.

-А вдруг это ко мне? – в испуге подумал он. – Мало ли что я там делал до больницы…

Но блондинчик подошел кровати напротив. Семен понял, что эти два человека, больной и его посетитель, похожи, как две капли воды.

-Братья-близнецы! – догадался он и улыбнулся своей наблюдательности. – Ну, хоть что-то я еще могу соображать!

Братья о чем-то шептались, тихо хихикали, рассматривая что-то в телефоне.

Семен смотрел на небо, которое небольшим кусочком заглядывало в немытое стекло окна. По небу летел самолет. Его длинный, белый след разносился сильным ветром, размазывался, вихрился и пропадал.

-Самолет… Куда летит самолет? – Семен вдруг почувствовал, что из черноты вдруг вынырнуло какое-то воспоминание, но тут же скрылось опять. – Я куда-то собирался лететь?

Почему-то он решил осмотреть свои ладони. Гладкие, ухоженные, даже маникюр сделан.

-Кошмар! Кто я такой? – беспокойно подумал он. – Вообще ничего не помню! Хоть бы вещи мои оставили, телефон…

И тут он увидел, что телефон спокойненько лежит на тумбочке, прячась за бутылкой воды и казенной больничной чашкой.

Семен привстал на локте и медленно протянул руку к аппарату. Его опять заштормило. Мать Кубышкина сочувственно предложила налить водички, но Семен вежливо отказался.

-Так, кто у нас тут в контактах, — молодой человек лихорадочно жал на кнопку включения экрана. И тут он понял, что дело плохо. Он не помнил пароля. Телефон просил ввести комбинацию цифр. Семен еще раз выключил и включил экран, надеясь, что пальцы сами вспомнят, куда нажимать. Не сработало.

Семен тихо застонал и откинулся на подушку.

Раздался неуверенный стук. Дверь в палату отворилась, и на пороге показалась милая, веснушчатая девушка, немного полненькая, но ей это очень шло.

-Извините, можно? – робко сказала она. Все дружно кивнули. Девушка сделал несколько шагов вперед и остановилась. За спиной она услышала хихиканье блондинчиков. Незнакомка покраснела, обернулась, но, поняв, что они даже не смотрят на нее, успокоилась.

Семен воспрянул духом. А вдруг это к нему? Он уже видел, как девушка подходит к нему, осторожно садится на краешек кровати и нежно берет его руку в свою.

Но девушка даже не взглянула на него, а прошла сразу к дальней койке, на которой лежал пожилой мужчина. Его нога была подвешена, а рука согнута и приподнята.

-Видимо, с ключицей что-то! – подумал Семен и удивился, откуда он знает такие вещи.

-А! Валечка, привет! Опять пришла? Я же велел не ходить! – бурчал пожилой мужчина, но его глаза выражали радость и любовь. Дочка была единственным человеком, кто остался у него на этой земле. Ее приход был очень нужен больному.

Валечка что-то тихо отвечала, а Семен украдкой рассматривал ее. Девушка ему понравилась.

-А вдруг я женат? – вдруг испугался он и посмотрел на свои пальцы. Кольца не было, следа от него тоже. – А если я его просто не ношу?

Вот бы вернулся тот доктор, может быть, он что-то знает. Но обход врача будет только завтра. А пока Семен с надеждой смотрел на дверь и ждал посетителей. Но в этот вечер к нему никто так и не пришел.

Паренек расстроился. Он грустно смотрел в потолок, ожидая ужина и отбоя.

Соседи по палате чувствовали, что Семен совсем расклеился, и попытались развлечь его, но беседа не получалась. Молодой человек отмалчивался, отвечал односложно.

-А ты бы позвонил кому! – вдруг сказал качок.- Вон телефон у тебя лежит!

-Да я пароля не знаю…

-День рождения? – предположил блондинчик, строча сообщения в своем смартфоне. – Попробуй!

-А я его знаю?! – огрызнулся Семен.

-Не знаешь? Сейчас узнаешь! – с этими словами Кубышкин нажал на кнопку вызова медсестры.

На вызов прибежала запыхавшаяся Сонечка. Она бегала на первый этаж, забирала у курьера пиццу для девчонок и только что вернулась на пост.

-Кто вызывал? Что у вас? – строго спросила она.

-Сонечка, милая, — начал Кубышкин. – Тут у нас новенький свою дату рождения не помнит. Помоги ему, что ли! В карте-то наверняка есть, а я тебе вот, — Кубышкин протянул медсестре что-то в яркой обертке, — шоколадку подарю!

Девушка нахмурилась, посмотрела на Семена, потом на шоколадку.

-Не нужна мне ваша шоколадка, спасибо. А вы подождите. Сейчас посмотрим!

Она вышла, потом вернулась с каким-то листиком.

-Вот, держите, переписала с карты.

Семен, бормоча слова благодарности, взял бумажку и тут же попытался ввести цифры в телефон.

Пароль не подошел.

Палата затихла, размышляя, что бы еще такое предложить.

-Попробуй квадратом цифры нажать, вдруг ты так придумал? – сказал пожилой с подвешенной ногой.

Семен попробовал, не помогло. Зигзагом, по диагонали, крестиком – ничего не помогало.

-Видать, ты башковитый! – усмехнулся Кубышкин. – Сам себя перехитрил.

Семен тяжело вздохнул. Оставалось надеяться, что телефон зазвонит сам.

Скоро принесли ужин, картофельное пюре с куском белой рыбы. Семен вдруг отчетливо вспомнил, что на рыбу у него аллергия.

-Ну, хоть что-то в голове есть, — подумал паренек.

Кубышкин смотрел что-то по планшету, который ему принесла мать, и громко, раскатисто смеялся. Блондинчик вышел в коридор поговорить с кем-то по телефону, вернулся счастливый. Пожилой мужчина читал книгу, то и дело что-то подчеркивая в ней, загибая страницы.

Один Семен не знал, как убить время до отбоя. Он лежал и смотрел, как в стекло бьются мотыльки, прилетевшие на свет в палате. Одному мотыльку удалось проскочить через форточку, и теперь он кружил под потолком, обивая пыльцу с крылышек.

Семен почувствовал, что хочет спать. Сон тихой лапой накрыл его, подоткнул одеяло, заботливо погладил по голове. Семен приоткрыл глаза, и ему показалось, что это полненькая Валечка стоит рядом с ним, нежно держа за руку. Она, кажется, что-то шептала ему, что-то про быстрые реки, высокие горы и прекрасные закаты. Это был чудный сон, Семен улыбался и причмокивал во сне губами.

В палате выключили свет. Медсестра тихо прошаркала своими сабо по линолеуму коридора, где-то грохнули двери лифта. Больница уснула.

Утром пришли врачи, начался обход. Семена показывали каким-то студентам. В этой глубинке не часто встречаются люди с провалами в памяти. Семен сразу стал популярным.

Парень надеялся, что этот день все изменит. Ну, кто-то же должен прийти к нему, да и голова уже, наверное, заработает нормально.

Сегодня посещения допускались два раза. Утром и вечером. Семен не сводил глаз с двери.

Вдруг на его тумбочке зазвонил телефон.

-Алло! – нервно сказал больной.

-Здравствуйте, вас беспокоит Служба безопасности Сбербанка! – сказал приятный женский голос.

-Кто? – Семен весь напрягся.

-Служба безопасности. Буквально две минуты назад мы получили заявку на блокировку вашего пользовательского счета…

Все присутствующие в палате отложили дела и внимательно следили за выражением лица Семена.

-Чего? – паренек никак не мог вспомнить, о чем идет речь.

-Семен Федорович! Нам нужны ваши данные карты, чтобы проверить, все ли в порядке.

-А у меня есть счет в банке? Много там денег?

Тут в разговор вмешался Кубышкин.

-Клади трубку, слышишь! Это развод. Мошенники тебе звонят! Клади, я говорю!

Семен со страху что-то пролепетал и выключил телефон.

-Я Семен Федорович! – вдруг радостно сказал он.

-Значит, отца Федором звали, — глубокомысленно протянул блондинчик. – Ты бы фамилию еще спросил, чего растерялся-то?

Семен пожал плечами.

Тут дверь опять отворилась. В палату вошел широкоплечий «шкафчик» в наброшенном на плечи белом халате. Из-под халата выглядывала тельняшка. Армейские штаны и ботинки дополняли образ гостя.

-Здравия желаю! – громко сказал мужчина. Он быстро осмотрел всех лежащих на койках, остановил взгляд на Семене, и его рот расплылся в широкой улыбке.

-Семка! Привет, братишка! Лежишь? Лежи, лежи!

-Вы кто? – осторожно спросил больной.

-Я-то? Да, видать, сильно ты треснулся…Я брат твой старший, Данила. Вспомнил?

-Нет.

-Эх! Ничего, у нас тоже был один такой. Все забыл, когда с парашютом неудачно прыгнул. Потом ничего, оклемался.

-У вас – это где? – вдруг встрял в разговор Валечкин отец.

-В армии, папаша, в армии. Десант – дело такое! – Данила мотнул головой в сторону и сильно втянул ртом воздух.

-Аааа, понятно.

Данила присел на кровать к брату и стал выкладывать на тумбочку яблоки, сок и еще что-то съестное.

Семен смотрел на этого мужчину, пытаясь ощутить хоть какие-то братские чувства.

-Данила… Скажи, а что я делал на скалодроме? – решил спросить Семен.

-Ну, ты даешь, Семыч! Я ж тебя готовлю к десантуре, забыл? Хватит рохлей ходить! – Данила крепко хлопнул Семена по плечу. Больной поморщился от боли.

-А я кто? – момент истины все приближался.

-Ты? Ты пока никто, ты на распутье. Но мы сделаем из тебя человека!

Все в палате тихо улыбались. Парень попал, это было понятно. Братец выжмет из него последние соки, но доведет дело до конца.

-Мы с тобой уже и с парашютом прыгали, и полосу препятствий ты проползал, а вот скалодром не потянул… И чего шлем не надел?

Тут в голове у Семена что-то вспыхнуло, завертелось. Картинка была настолько отчетливой, что даже страшно.

Семен, в специальных тапочках, обтягивающем костюме и с дрожащими губами лезет все выше по стене скалодрома. Его руки болят, голова кружится, он кричит, что боится высоты, но брат непреклонен.

-Выше! Еще выше! Шевели ногами! Не смотреть вниз! – кричит ему Данила, мотая головой в сторону и шумно втягивая воздух уголком рта.

Семен напрягается, пытаясь взять очередную высоту, но руки соскальзывают, ноги слабеют, его мутит. Короткий полет вниз, удар о стену головой, и вот Семен висит на страховке, а к нему бегут испуганные инструкторы.

Лежа сейчас на кровати, Семен чувствует, что его ладони опять мокрые от пота, воспоминания вернулись, вернулся страх и ощущение безысходности.

-Данил, — обреченно спросил он. – А у тебя когда увольнительная заканчивается?

-Не бойся, еще времени много. Выпишешься, пойдем с моста прыгать. Ну, знаешь, на тросе. Тебе понравится! Ладно, некогда мне. Ты тут пока выздоравливай, завтра еще зайду! Пока!

-Пока! – прошептал Семен одними губами, вжался в подушки и тихо застонал.

-Да… — протянули все, находящиеся в палате, хором. – Повезло ты…

Молодой человек обвел всех затравленным, просящим помощи взглядом.

-Ничего, ничего, — успокаивающе промолвил пожилой мужчина, отец Валечки. – У нас медицина хорошая. Глядишь, еще выживешь. Да и Вале ты понравился. Будет за тобой ухаживать…

Семен обреченно закрыл глаза, почувствовав очередной приступ

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.31MB | MySQL:69 | 0,368sec