В ожидании аиста

Нет,дур дома у нас не было. Вечером собирались все вместе и много шутили, Володя был с нами, с ним тоже было интересно, о том, что ему не нравятся...

Нет,дур дома у нас не было. Вечером собирались все вместе и много шутили, Володя был с нами, с ним тоже было интересно, о том, что ему не нравятся наши постоянные гости, он никогда не говорил. Кроме сестренки с детьми до этого у меня дома был и младший братик Валера, который что-то натворив у себя в Ургенче, приехал скрываться у нас, а мне сказал, что просто в гости.

Мы были ему рады, но на предложение прописать его хотя бы временно, он отказывался, мы удивлялись только, а истинных причин не знали, его девушка училась в Москве в институте, и он говорил, что так будет ближе к ней. Ему у нас было очень скучно, мы это видели и не понимали почему тогда он сидит у нас.

Только спустя годы узнали об истинной причине, он с друзьями залез в какую-то школу и там устроили пикник, а на них в милицию заявили, мать в панике быстрее его отправила ко мне. Ребят и не наказали, выслушали только нотации, а вот он прятался у меня.

Юра еще дважды приезжал, однажды с другом весной, а во второй раз по бездорожью пешком пришёл, тогда не было транспорта и сумку с подарками на себе нёс тяжелую. Томины дети тоже сильно не досаждали, проблема была только у Саши с уроками, он не хотел их делать, тогда я просто заставила его ходить на продленку, где ему поневоле приходилось выполнять все уроки со всеми вместе. Дисциплина все-таки была.

Я тоже, как стало лучше, вышла на работу. Так что колготни дома не было, весь день все были заняты своими делами, собирались вечером после обязательных работ по хозяйству, ужинали, потом тоже кто на кухне готовил, кто у телевизора, кто книги читать, младшие играли в свои игры, девчонки вечерами отпрашивались на школьную площадку, где обычно собирались одноклассники.

Я несчастной не была, да ревела по ночам от нанесенной обиды и предательства, которого в принципе не ожидала и не заслужила, но еще не решила, как мне быть. Сейчас ребенок был на первом месте. Сначала надо родить. Потом всё остальное.

В свободное время я шила и вышивала приданное для ребенка, для этого когда-то закупила тридцать метров белого ситца. Кроме этого после каждой стирки и глажки у меня была штопка. Володя всё также ходил на работу ухоженный и выглядел всегда прилично, про девочек и говорить нечего.

Интересно было, что Володя постепенно шутками перед своими сотрудниками и конторскими создал из меня образ мегеры, которая чуть не каждый день заставляет стоять его на коленях и выпрашивать разрешение на то или иное действие или же просить прощение за опоздание домой с работы или еще какие выдуманные им прегрешения. Узнала об этом случайно, когда одна из сотрудниц, очень симпатизирующая Володе, стала выговаривать мне за несуществующие придирки к нему, а другие поддержали её.

Я дома спросила у него, когда я придиралась к нему и по какому поводу, уж не потому ли, что он на сеновале с кем-то был, а до этого заразу в дом принес, запыхтел, закряхтел и сказал, что всё это шутки. Но почему мне за его шутки выговаривают, он не мог объяснить.

Я ему грозила как-то, что если узнаю об измене, то изменю ему дважды, а сейчас, когда это произошло, я смотрела на мужчин и не знала, как бы я смогла такое сделать. Я видела, что нравлюсь многим мужчинам и женатым и холостым, но на сближение с ними никогда не пошла бы, а ко мне они не решались подходить, я для них была, как из другого мира, только раскланивались со мной. И вовсе не беременность тому была причиной.

Приезжали в деревню шефы с Калинина и Володя часто приводил в дом одного из них, мужчина уже в возрасте, во всяком случае старше Володи лет на десять, и он однажды, когда я накрывала стол и оказалась рядом с ним, приложил руки к моему заду и тут же получил вилкой в бок, орал как резанный. У меня это на автомате получилось.

Володя в это время выходил в кладовку за чем-то, услышав крик вбежал и спросил, что случилось, а я сказала, что он в розетку зачем-то палец сунул, хотя от розетки он далеко находился. Тому ничего не оставалось, как промолчать. Володя же сделал вид, что ничего не понял.

Потом этот мужчина приходил к нам еще не один раз, но руки протягивать зарекся, только поедал меня глазами, что также не ускользнуло от Володи, он даже ревновать немного стал. Говорит, что и рад бы того не брать с собой, но он всегда напрашивается сам, якобы попробовать моей стряпни, которая ему очень нравится.

Не было на моем пути ни одного мужчины, с кем бы я могла такое совершить, и Володя это знал, даже однажды сказал, что это не Азия, но я привела ему пример, что и в Азии и здесь то же самое, что после каждой свадьбы идет гул про то, кто с кем переспал по пьяни, такого в Азии не знала, может тоже и было, но не сталкивалась. Просто в деревне все на виду.

После больницы, Томы с детьми и его сестренки до самых моих родов всё шло спокойно, если не считать одного случая. Мы взяли на откорм трех свинюшек, там откормишь двух, один тебе останется, кормом для них совхоз снабжал, но этого все-равно недостаточно. Подкармливали чем могли, как трава пошла, девчонки с поросятами по траве бегали, играли. Все деревенские удивлялись им, а свинки понимали, когда гулять с ними пойдут и радовались. Всё-таки воля и в земле порыться можно, и травки поесть, побегать вволю.

Володя с девочками ходили в сторону коровника. Там какие-то заводи были, поросшие ряской, вот сделали они сачок и вылавливали эту ряску и ведрами домой носили для поросят. Кто-то сказал, что они открыто комбикорм с коровника воруют, ну и назначили проверяющих, чтобы за руку их поймать, а когда глянули в ведро, то удивились очень, а мы потом посмеялись.

Однажды девчонки неосторожно вылили жидкий корм поросятам и низко висящая пятисотватная лампа, на которую попали брызги, лопнула и осколки попали в корм, Онега осталась свиней от корма отгонять, а Таня за мной побежала. Я с семимесячным животом к ним в загон зашла и стала свинок выгонять из загона, чтобы они стекла не наелись, а они есть хотят, время пришло и выходить не хотят. Когда последнего выгоняла, то коснулась головой оголенной спирали лампы и меня так шандарахнуло, что я спиной врезалась в стену и села в свинячью жижу, а ноги в стороны.

 

Пришла в себя от криков детей, которые боялись зайти в загон, но думали, что меня убило током и кричали от страха. Я не сразу подскочила, так сидела несколько минут, пока силы не вернулись ко мне, а когда захотела встать, то в каких-то миллиметрах от моей головы увидела огромный гвоздь, на который я не напоролась головой только по чистой случайности.

Неприятности точно стали преследовать меня, а я не хотела верить Марии, тут поневоле начинаешь задумываться, но всё равно отгоняю от себя эти мысли.

Мне уже и в декретный пора было, но что-то там в районе с гинекологом не поладила, то ли на сохранение не легла, то ли то, что я не ходила на её осмотры, мне хватило и одного, когда она сделала очень больно, то ли припомнила мне, что я мимо неё в Калинин уехала, только сказала, что не выдаст мне больничного. Я сказала, что и не надо, пусть себе оставит, вернулась домой и стала ждать своего срока.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 10.37MB | MySQL:54 | 0,243sec