Варя.

Варя родилась и выросла в небольшой деревушке среди сибирских лесов. Ну, как небольшой — цивилизация (областной центр) находился всего в сорока километрах по трассе и шести в сторону...

Варя родилась и выросла в небольшой деревушке среди сибирских лесов.

Ну, как небольшой — цивилизация (областной центр) находился всего в сорока километрах по трассе и шести в сторону от неё по гравийке. Каждый день утром и вечером в деревушку ходил автобус. Два раза в неделю приезжала «почта» со свежими газетами, журналами, письмами и посылками. «Продуктовая» привозила в единственный «Продхозсельмаг» хлеб и продукты, а иногда даже мороженое в бумажных стаканчиках, которое разбирали сразу коробками и раскладывали дома по морозилкам.

Жили, как все, не бедствуя, но и не шикуя. Первый раз она попала в город, когда родители «приговорили Борьку (подросшего хряка) к преждевременной смерти», и отправились все вместе, на машине соседа, согласившегося помочь, на рынок. Отец остался там продавать мясо, а они с мамой по магазинам, собирать Варю в школу.

Варя во все глаза смотрела на чистые улицы с асфальтом, на огромные многоэтажные дома, на красивые магазины, в которых от изобилия товаров, кружилась голова. Тогда для себя Варя решила, что она обязательно, когда вырастет, будет жить в городе. Будет и точка.

Когда она, задрав голову, смотрела на недосягаемую высоту крыши девятиэтажки, мама ей сказала: «Чтобы жить в таком доме, надо хорошо учиться». И она училась.

Получив «Похвальный лист» по окончании восьмого класса, без экзаменов поступила в торговый техникум.

При технаре была своя общага, в которую она заселилась в одну комнату с ещё тремя девчонками, такими же деревенскими провинциалками. Сразу сдружились, и начали учиться дальше.

Хоть у Вари и была возможность ездить домой на каждые выходные, она возвращалась в деревню только на каникулы, городская жизнь её полностью и целиком захватила своей «неизведанностью».

__________________

С Димой она познакомилась уже на третьем курсе, на Новогоднем вечере, организованном сразу для нескольких учебных заведений в городском театре.

Он тоже был третьекурсником, только не техникума, а университета. Двухметровый красавчик любую девчонку мог бы очаровать с первого взгляда, но его взгляд остановился почему-то на Варе. Чего уж говорить, Варька «вляпалась» в эти томные очи с первого взгляда и на всю оставшуюся жизнь. Договорились встретиться после зимних каникул.

Закрутилось, завертелось сразу после встречи, и, как казалось, надолго.

Девчонки из комнаты с нетерпением ждали её рассказов, о том, кто он, что он, где они проводили вечера, а когда узнали, что Дима один живёт в трёхкомнатной квартире! Мозг Варьке просто выклевали: «Дура, будешь, если его на себе не женишь!» Но Дима с предложением «руки и сердца» не торопился.

Даже, когда у них «всё случилось», и Варя всё чаще стала оставаться у него на ночь, Дима молчал.

_______________

Девчонки в общаге встречали с горящими от любопытства глазами: «Ну, что? Ну как? Когда на свадьбе гулять будем?» Варьке сказать было нечего.

Однажды Наташка достала из безразмерного чемодана пухлый блокнотик и сказала: «Варь, а давай его приворожим, «… никуда не денется, влюбится и женится, все равно он будет»… твой».

Вечером, сидя за столом в ночнушках, под свет свечей, они что-то там нашёптывали под руководством Наташки.

А Димка исчез. Он не отвечал на телефонные звонки, не приезжал в общагу.

Димка появился дней через пять, с охапкой сирени, и чмокнув её в щёку, сказал: «Спал практически в лаборатории, накропал курсовуху, защитил, получил зачёт, мчим ко мне, отмечать!» Варька была на седьмом небе от счастья.

Была целая неделя счастья, когда они отвлекались друг от друга только на сдачу очередных зачётов, а потом, принадлежали только друг другу.

________________

Всё испортили две тётки, появившиеся на пороге их квартиры рано утром с дорожными сумками в руках. «Тётя Таня!», кинулся Димка к одной из них.

Тётя Таня оказалась давней подругой Димкиной мамы, которая в настоящий момент с новым мужем — военным жила в соседнем городе.

Из-за дефицита мест в гостиницах тётя Таня со своей заочницей- одногруппницей остановилась у Димки на квартире. Димка рванул к другу на недельку, а Варя вернулась в общагу.

Опять общага, девчонки, которые уже достали её своими вопросами, расспросами и советами. Тем не менее, за подготовкой к экзаменам и зачётам, неделя пролетела незаметно.

Димка приехал в общагу мрачнее тучи, и ничего не объясняя, буркнул: «Поехали ко мне, там поговорим».

Открыв дверь в «вылизанную до чистоты операционной» квартиру, он, не разуваясь провёл её на кухню, и ткнув пальцем на сложенные пополам блокнотные листочки на столе, спросил: «Это что?»

Варька похолодела, это были Наташкины «привороты». Мозги на минуту вскипели, но она быстренько нашлась: « А-а-а, да это я для Наташки записала, она у нас в старшекурсника вляпалась, а он на неё внимания не обращает, вот я для неё у бабули советов понаписала, вдруг поможет.»

— Варь, это точно не про меня? – Димка с недоверием смотрел на неё.

— Димулечка, ну как ты мог так подумать, я же люблю тебя, и, кажется, я беременна.

— Это правда?!!! – Димка закружил Варьку, подхватив на руки, по кухне, блокнотные листочки слетели от «вихря счастья» под стол. Варя их потом подобрала и спрятала подальше, чтобы уже никто больше не нашёл.

Димка потом рассказал, что тётя Таня, убираясь в квартире, нашла эти записки и решила, что Димку элементарно решили «приворожить», а он, несмотря на то, что искренне любил Варюшку, засомневался. Варька это запомнила.

____________________

Дима настаивал на немедленной встрече родителей с обеих сторон, определении дня свадьбы, пышного торжества. Но Варе даже страшно было представить за свадебным столом всю свою маленькую деревушку (попробуй кого-то не пригласить — враг номер один на всю оставшуюся жизнь).

Но ещё больше Варька боялась, что мама Димы, узнав, что она из деревни, да ещё и учится не в университете, а в техникуме, ни за что не разрешит своему единственному красавчику сыночку, жениться на «простушке». Не зря боялась.

Всеми правдами и неправдами, ей удалось убедить Диму, что ей не нужна «показуха». После окончания сессии, они подадут заявление на регистрацию брака, а по осени, после каникул, проверив свои чувства на прочность, просто распишутся, пригласив на торжество самых близких друзей.

А родителям сообщат позже, как говорится, по факту. И хлопот меньше, и растрат. Димка, помахав руками и повозмущавшись, согласился. Так и решили сделать.

Регистрацию брака им назначили на середину сентября.

________________

Дома Варька маме, конечно же, рассказала, какой «счастливый билетик» ей удалось вытянуть, но с уговором, что папке та расскажет сама, когда Варька уедет, иначе он в тот же день помчался бы знакомиться с будущим зятем, а это в её планы не входило. Зачем пугать жениха раньше времени?

Полтора месяца пролетели быстро, и Варя засобиралась в город, сославшись на то, что договорились с девчонками сделать небольшой ремонт в их комнате общежития перед началом нового учебного года.

Мать быстренько выставила «в дорогу» чуть ли не половину заготовок на зиму и полмешка картошки в придачу.

— Мам, ну куда ты? Зачем так много? Как я это повезу?

— Ничего, сейчас, батю отправлю, договорится с соседом, отвезут тебя,- и, подмигнув, шепнула: «А тебе мужика кормить, домашненьким».

Когда отец вместе с соседом дотащили по пахнувшим свежей краской коридорам весь багаж до Вариной комнаты, отец, покрутив головой спросил: «А чего вам тут ремонтировать -то? Всё чисто, только шторки повесить, да постельное постелить».

— Пап, ну мы же девочки, четвёртый курс, хотим, чтобы у нас было уютненько, красивенько.

— Ну, ладно, доча, поехали мы до дому, давай, учись.

Кое-как дождавшись, пока машина соседа отъедет от общежития, Варька помчалась «на вахту», звонить Диме.

________________

Время до регистрации промчалось в одно мгновение, вечер в ресторане с друзьями, прошёл «на ура», даже , кажется, там завязалась ещё пара романов, но это отдельная история. Началась их семейная жизнь.

Больше всего Варька боялась встречи со свекровью. Если в сентябре, та с мужем отдыхала в ведомственном санатории у моря, то теперь, могла нагрянуть проведать сыночка в любой момент.

Ехать от соседнего города — час- полтора от силы, на машине. Димка ей до сих пор ничего не сказал, и, как она прореагирует на женитьбу сына, Варьке было страшно даже представить. Жила, как на пороховой бочке.

Но когда — нибудь это должно было произойти, и это произошло. Перед Новым годом.

____________________

Когда раздался звонок в дверь, Варька съёжилась и отправила открывать дверь Димку.

— Мам, ты чего без звонка? Что-то случилось?

— Здравствуй, сынок. У Сергея Петровича корпоративный Новогодний ужин в Администрации, а я пока есть время до вечера, решила заглянуть к тебе, узнать, как поживаешь, — раздался мелодичный женский голос.

Варька решилась выглянуть из-за угла и нырнула подмышку к Димке.

Высокая статная женщина в каракулевой шубке и таком же берете, с недоумением уставилась на неё, потом на Варькин округлившийся животик.

— Дима, ЭТО ЧТО?!!!

-Ма, знакомься, это моя жена — Варя. Варя, это моя мама- Светлана Васильевна.

— Очень приятно, — пролепетала Варя и чуть было не сделала книксен.

-Варя, сходи за тортиком к чаю. Мама, давай помогу тебе раздеться, — попробовал разрядить обстановку Дима.

Так быстро Варька ещё никогда не собиралась, так медленно ещё ни разу туда-обратно в магазин не ходила.

Наверное, только воспитание не позволило свекрови вцепиться ей в волосы, столько ярости было в её взгляде, когда Варька вернулась.

Отношения не сложились сразу и насовсем. Даже рождение внука, её не тронуло. С Варькой она не общалась. Вообще.

_____________________

Когда родился Антошка, Дима был счастлив. Сын. Но только первые три дня после их выписки.

Антошка практически сразу выплюнул грудь, ел только из бутылочки и постоянно орал. Успокаивался только на руках у соседки, шустрой старушки, бабы Нины, живущей за стенкой, с которой она оставляла Антошку, чтоб сбегать на молочную кухню.

Дима всё чаще пропадал то на занятиях, то в лаборатории, то в библиотеке, то ещё где — нибудь. Варя в короткие промежутки затишья писала дипломную работу.

Мама, приезжавшая полюбоваться на внучка, уехала через неделю, сославшись на «хозяйство без пригляду» и голодного мужа.

Именно баба Нина, отправила её на окраину города к «ясновидящей», оставшись посидеть с Антошкой.

_______________

Вопреки ожиданиям, никакой очереди ни во дворе, ни в сенях крепенького аккуратного домика не было. Варька только подняла руку к входной двери, чтобы постучать, как та резко распахнулась.

На пороге стояла обыкновенная женщина, лет пятидесяти, в белой косыночке. Необыкновенными были только глаза – васильковые, бездонные, но взгляд при этом был пронзительным и колючим.

— Чего мнёшься? Не видишь, всех сегодня отменила. Тебя жду. Заходи.

Варька со страху, чуть не рванула обратно, но глубоко вдохнув уличного воздуха, шагнула вперёд.

Ольга Сергеевна, так представилась женщина, едва Варька присела на стул, принялась её отчитывать.

— Что же ты натворила-то, девонька?! Как же можно грешить-то так безоглядно! Дитя в грехе зачато, мужа будущего приворожила, «свечу за упокой» невинному человеку поставила, детей отца лишила.

Варька встрепенулась: « Я не…», и тут же молнией пронеслось воспоминание, как после отъезда тёти Тани, в прошлом году, злая на неё, за то, что она чуть не рассорила их с Димкой, зашла в Храм и, действительно, поставила «свечу за упокой» рабе Божьей Татьяне.

Голова опустилась ещё ниже, а слёзы катились уже без остановки.

— Даже люди «ведающие», за такие обряды не берутся, знают какая расплата их ждёт. А ты? На что ты надеялась? Что будешь счастливой, ломая чужие судьбы и жизни? Никогда не отмолить тебе своих грехов. Не успеешь. А вот сыну твоему, душе безгрешной, нечего ТВОИ грехи «оплакивать».

Ольга Сергеевна, встала, достала поллитровую бутылку, протянула её Варьке.

— Вода святая, наговорённая. Сына окрестишь в Церкви, и неделю его будешь поить. Только после «Крестин»! Всё. Иди. – Сказала, как отрезала и встала, показывая, что «приём окончен».

__________________

Жизнь Варьку действительно потрепала и крепко.

Красный диплом торгового техникума дал ей возможность устроиться сразу товароведом в продуктовый магазин. Хоть и на окраине, далековато от дома, но всё-таки не кассиром в забегаловке, как некоторые девчонки из их группы.

Финансовой помощи от родителей ждать не приходилось. Иногда из деревни приезжал отец, подвозил солений да картошки с огорода, по зиме привозил и мяса.

Едва Димка получил диплом, грянули лихие девяностые, и дипломированные физики оказались никому не нужны. Подвизаясь случайными заработками, от неприкаянности и безысходности, Димка всё чаще заглядывал на дно стакана. Начал попивать, сначала понемногу, потом всё чаще и чаще, а выпив, становился ласковым и слезливым.

Тем более, что Варя, освоившись на рабочем месте, прочувствовала «все прелести» талонного обеспечения населения и продуктами, и алкоголем. Она отладила целую схему снабжения её магазина «левым пойлом», который сбывался без талонов по двойной цене.

Дома тоже со спиртным перебоев не было, все соседи знали, где можно добыть бутылочку в случае «крайней необходимости».

_________________

Беда грянула откуда не ждали. Продавщица, с которой вместе работали (почти подруга), «сдала» её с потрохами, мечтая занять «тёплое местечко».

Чтобы «откупиться» от реального срока, пришлось продать квартиру.

Оставшихся денег хватило только на переезд в деревню к родителям, а под жильё родственники выделили старый, но ещё крепкий, пустующий домишко.

Теперь они пили на пару. И не коньяк или водочку, а обыкновенную деревенскую «сивуху». Антошка большую часть времени проводил с бабушкой и дедом. Дома, зачастую нечего было есть, даже хлеба не было.

_____________

Антошка бежал домой, бережно прижимая к себе тёплую кастрюльку с отварной картошкой и двумя самыми настоящими, вкуснющими бабулиными котлетами сверху.

Дома было тихо, за столом на кухне, уронив голову на руки, спал отец. Мамы нигде не было. Попытался разбудить отца, но быстро понял, что это бесполезно.

Мама могла быть только у тёти Ани, через три дома, по улице, надо было её срочно привести домой, пока картоха не остыла. Нахлобучив шапку и накинув пальтишко, Антошка помчался по улице.

Но в доме тёти Ани не светилось ни одного окна, калитка была закрыта на щеколду, и сколько Антошка не пытался подпрыгнуть, чтоб её открыть, у него не получалось, роста не хватало, а стучать или кричать он побоялся. Дядя Вася, тёть Анин муж, был, как говорила бабуля, буйным, мог и уши надрать.

Пробежавшись по улице в одну сторону, потом в другую, заглянув в пару переулков, и сорвав голос от крика, Антошка вернулся домой ни с чем. Мамы нигде не было. Папа по-прежнему спал на кухне, картошка с котлетами уже давно остыла. Антошка лёг на продавленный диван, свернулся калачиком, и уснул.

____________

Когда Димка в очередной раз пожаловавшись на судьбу и поплакав, уснул за столом. Варька пошла к Аньке, «догоняться» медовухой.

Туда дошла, оттуда вышла, а вот ноги идти не хотели. После очередной неудачной попытки встать, она поползла к калитке.

Варька слышала, как Антошка звал её, бегая по улице, слышала, как он подпрыгивал у калитки, пытаясь её открыть, но сквозь уже насквозь пропитый ум, пробивалась одна трезвая мысль: «Антошка её до дома не дотащит, и замёрзнет вместе с ней в холодных февральских сугробах, не смея оставить маму».

Тогда Варька набрала полную горсть грязного снега с дорожки и, буквально забила эту горсть себе в рот. Чтобы не заорать, чтобы Антошка остался жить.

Она лежала, смотрела в ночное небо: «Не успела. Не успела. Не отмолила. Господи! Не оставляй Антошку! За свои грехи сама отвечу перед тобой! Только Антошку, Спаси и Сохрани! Пусть не коснётся его Кара Небесная! Не успела. Не отмолила. Прости меня, Господи!»

______________

Варьку у калитки увидел Василий, выйдя из дома утром, по нужде. Переполошили всю деревню, приехала скорая, но Варьку уже не спасли.

Никто не мог понять, почему у неё полный рот песка и гальки, но умерла она от переохлаждения уже по дороге в больницу.

Димка рыдал на похоронах вместе с Антошкой, но даже на поминках пил только компот, а после девятого дня, собрав сына, уехал к родителям.

У него начиналась другая, трезвая жизнь, без его любимой Вареньки, но жить надо было дальше, ради сына. Он сильный, он сможет, он верил…

Антошка тоже верил.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.33MB | MySQL:75 | 0,344sec