Весталки: жрицы, погребенные заживо за потерю невинности

На глазах у палачей она опустилась в подземелье, ставшее ей могилой. Нет, они не будут милосердны к ней. Слишком тяжел ее проступок. Но какой же это ужас: остаться...

На глазах у палачей она опустилась в подземелье, ставшее ей могилой. Нет, они не будут милосердны к ней. Слишком тяжел ее проступок. Но какой же это ужас: остаться одной, умирая так медленно и мучительно. Ей не вырваться, не спастись. Женщина подняла голову: в последний раз только увидеть небо, а потом…потом ей останется лишь зыбкий огонек лампы, которому не рассеять окружившую ее тьму.

Не было, пожалуй, для девы-весталки страшнее проступка, чем связь с мужчиной. Даже угасание священного огня по ее вине — дурное предзнаменование, сулившее Риму напасти, каралось не так жестоко.

Приговор за это был суров — провинившуюся жрицу замуровывали, обрекая на гибель в одиночестве, от голода, жажды…или без воздуха.

«Когда коллегия понтификов осудила ее, ее лишили всех знаков ее сана, бичевали, одели в саван, поместили в тесные носилки и несли через форум, на котором присутствовали ее плачущие родственники, со всеми церемониями настоящих похорон, на возвышенность, называемую Campus Sceleratus, прямо за городскими стенами. Там заранее была подготовлена небольшая подземная комната, в которой находились ложе, лампа и стол с едой. Первосвященник, вознес руки к небу и, произнеся тайную молитву, открыл носилки, вывел виновницу и, поставив ее на ступеньки лестницы, ведущей в подземную камеру, передал ее палачу. Девушку проводили вниз, подняли лестницу и, засыпав вход землей так, чтобы поверхность сравнялась, оставили умирать, лишенную дани уважения, обычно оказываемого усопшим».

Печальная участь ожидала ту, что осмелится полюбить…или потеряет невинность против воли. Несмотря на неприкосновенность весталки, такое случалось: эта доля выпала весталке Рубрии, которую возжелало чудовище — император Нерон.

Мольба весталки. худ. Анри-Пьер Данлу. 1790 г.

Дионисий Галикарнасский утверждает, что самых первых весталок казнили за нарушение обета безбрачия, а их потомство бросали в реку. По словам Ливия, Рея Сильвия, мать Ромула и Рема, основателей Рима, была вынуждена стать весталкой, и когда она родила близнецов, ее заковали в цепи и заперли в подземной темнице.

Марс и Рея Сильвия. худ. Питер Пауль Рубенс.

В 483 году до нашей эры дева Оппия была признана виновной в нарушении целомудрия и наказана. В 471 году до н.э. — Орбиния, в 273 — Секстилия. В 266 весталка Капаррония, испугавшись приговора, сама предрешила свое будущее. Так же поступила и Флорония, вступившая в связь с писцом.

Весталку Тукцию обвинили в том же, и, чтобы доказать свою невиновность, она совершила чудо: пронесла воду в решете от реки до центра города, не пролив ни капли. Повезло и Клавдии, которая сумела сдвинуть с места корабль, потянув за канат, и тем убедила судей в своей чистоте: боги были к ней благосклонны.

Весталка Тукция собирает воду в решето. Худ. Луис Гектор Леру.

Есть и полудетективная история о весталке Лицинии, которую обвинили в связи с полководцем Марком Лицинием Крассом. Оба выкрутились — помогла известная всем жадность Красса:

«Когда он был уже в годах, его обвинили в преступной близости с Лицинией. Лициния была владелицей прекрасной виллы в предместье, которую Красс хотел приобрести по низкой цене, и именно по этой причине он постоянно крутился вокруг этой женщины и ухаживал за ней, пока не попал под гнусное подозрение. И в каком-то смысле именно его жадность освободила его от обвинения в совращении весталки, и судьи оправдали его. Но он не отпустил Лицинию, пока не приобрел ее собственность».

 

Судьба так улыбалась не всем. Плиний Младший был убежден, что Корнелия, погребенная заживо по приказу императора Домициана, была невиновна и пострадала по политическим причинам. Он описывает, как жрица пыталась сохранить свое достоинство, когда спускалась в предназначенную ей камеру:

«… когда ее спускали в подземный зал и ее одежда зацепилась, она повернулась и собрала ее. И когда палач протянул ей руку, она отпрянула и с отвращением отвернулась; отвергая сей скверный контакт. Она старалась погибнуть с приличием и достоинством».

Весталка. худ. Федерико Мальдарелли.

Печальная участь была предназначена Юлии Аквилии Севере: ее выкрал император Гелиогабал и силой принудил к браку. Когда разразился скандал, Гелиогабал указал, что он, как представитель бога Солнца, по праву взял в жёны предназначенную ему представительницу богини Весты. Император кончил плохо, что стало с Юлией, увы, неизвестно.

Подозрения против Минуции возникли из-за ее чрезмерной любви к нарядам. Ее признали виновной в том, что она не сохранила целомудрия и похоронили заживо. Точно так же Постумия, которая, согласно Ливию, хотя и была невиновна, была заподозрена из-за нескромной одежды и неподобающих девам манер. Постумию строго предупредили, чтобы она «оставила забавы, насмешки, веселость и самомнение» и не тронули.

Эмилия, еще одна Лициния и Марция были казнены после того, как их обвинил слуга чужеземца…Всего же за тысячелетнюю историю весталок, за нарушение данного обета было осуждено около 20 дев.

Судьба соблазнителей, как и судьба соблазненных обычно оканчивалась трагически: если становились известны их имена, приговор был столь же суров: казнь. Но, в отличие от весталок, их кончина была не столь «благородной»: их засекали розгами.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.25MB | MySQL:73 | 0,325sec