Я поздно понял, что не смогу найти ей замену

Дело было давным-давно, летом 2000 года. Тогда мне было 13 лет. Переехала к нам в соседний подъезд новая семья с двумя дочками. Старшей из них было 12 лет....

Дело было давным-давно, летом 2000 года. Тогда мне было 13 лет. Переехала к нам в соседний подъезд новая семья с двумя дочками. Старшей из них было 12 лет. Нас приблизительно одного возраста в нашей многоэтажке было много, и мы днями на пролет проводили вместе: играли, пели, гуляли, впрочем, проживали детство. Именно тогда со мной приключилась первая любовь. Полюбил я эту самую старшую дочь новых соседей с первого взгляда (я даже и не представлял, что такое возможно). Скрывал я свою любовь недолго. А после феерического объявления о своих чувствах на весь двор (да, я любил быть звездой публики) сразу почувствовал, что мое трепетное отношение ей нравится.

 

Она стеснялась, она мужественно хранила хладнокровье перед вниманием всей нашей детворы, но постоянно старалась держаться ко мне близко. Лето закончилось и мы, к моему горю, пошли в разные школы. Как я не старался уговорить ее мать, у меня не получилось приманить ее в свою школу. Я как будто чувствовал, что именно это выйдет мне боком. И не ошибся! С первого же месяца за ней начали таскаться чуть ли не все парни ее класса. Со всеми я дрался, каждый день морда была в крови. И все бы пустяки, но я не чувствовал поддержки с ее стороны. Для нее как будто это все было игрой, она баловалась вниманием одноклассников.

Нет, с ними она не встречалась, ничего лишнего себе не позволяла (времена были такие, и менталитет был у нас такой), но при мне рассказывала, какой у них дружный класс, и что все парни ей как братья. Сказать, что я озверел — ничего не сказать. Я чувствовал себя уничтоженным, ибо для меня эта любовь была всей жизнью, а оказалось, что она это восприняла как детскую веселую игру. Я начал мечтать ее унизить, уничтожить. И придумал как. Натравил всех старшеклассников своей школы на нее. Понарассказывал им про нее всякие гадости: какая она доступная, и что они могут поступать с ней как могут (да, вот на такой «сверхразум» был способен воспаленный ум озверевшего подростка).

 

Это сейчас смотря назад, я понимаю как это тупо, но тогда ее поведение не вписывалось в мое представление идеализированного мира, и мне казалось, что я всесилен и уничтожив ее, мир останется идеальным. Ее начали преследовать, караулить в подъезде, не давать проходу, ей в след свистать, пускать мерзкие реплики за ней, ей домой звонить и позорить перед отцом. Пару раз я сам лично звал ее якобы кое-что показывать, она доверчиво шла, а я заталкивал ее в подъезд с набитой шайкой всякой босоты. И все это длилось целые два года. Но вопреки моим ожиданиям и надеждам, как ни странно, она ни разу не поддалась. Последней каплей было, когда очередной босяк, натравленный мною, перекрыл ей путь, а она, видимо окончательно взбесившись, оттолкнула его так, что тот упал, а она просто перешагнула через него. С того момента и моя шайка начала чуять, что их надули, и я решил, что с нее хватит.

 

Проходили годы, мы взрослели бок о бок. Она считала меня своим братом, а во всем случившемся винила себя. Она всерьез считала, что это из-за ее близкой дружбы с пару «веселыми» подругами, и порвала с ними. Меня она и не подозревала. Закончилось детство и началось студенчество. Она из яркой, веселой девочки превратилась в серую мышь. А я на нее забил, вся молодость была впереди, и все девушки были моими. На втором же курсе она начала встречаться с самим чумазым и ущербным парнем, какого только можно было найти во всем городе. Он ее не ценил — это видно было всем. После 3-х лет отношений, и после того как она его дождалась с армии, он ее бросил со словами «моя мама говорит, что я могу найти девушку лучше тебя».

 

Тогда мое сердце впервые дрогнуло, но я не придал этому никакого значения, она была для меня чей-то серой мышью, мне точно не парой. За 4 года сам влюблялся не раз, но все мои увлечения длились не дольше пару месяцев, ни одной мне не хотелось добиваться. Я хотя и особо не видел в этом ничего особенного, но ходить я стал к ней в гости чуть ли не каждый день. Просто приходил к ним, они с сестрой угощали меня чайком, беседовали, и я уходил. Прошло 2 года, и за это время у нее не было никого. И однажды я снова увидел ее с парнем. Я почувствовал что-то вроде ревности, но напомнив себе, что она же потасканная мышь, успокоился. Скажем, со вторым парнем она встречалась 3 месяца.

 

Однажды в слезах позвонила мне и рассказала, как ее этот парень хочет бросить, не объяснив ничего, а она не понимает, в чем она провинилась, что с ней не так, что все ее бросают. Пошел я встретится с парнем. Оказалось, что он просто хотел от нее избавиться, ибо она «психованная идиотка, вцепившаяся в него как в спасителя от одиночества», ему такая тряпка была не нужна. Спустя некоторое время мне предложили работу в другой стране, и я улетел. Приезжал я домой четыре раза в год, и каждый раз обязательно ходил к ней в гости (тогда ее сестра уже вышла замуж, так что ходил я именно к ней). И перед отъездом тоже обязательно к ней. Рассказывал я ей все: и о своих любовных похождениях, и о делах в целом, и о хулиганствах и ночах в ментовке.

Зачем рассказывал, не знаю. Но вот в остальное время ей не писал, о ней не вспоминал. И так прошло еще 3 года. Пока однажды мне не позвонили, и не сообщила, что моя серая мышь выходит замуж. В сердце кольнуло не на шутку. Мышка меня пригласила на свадьбу, на что я ответил, что уже куплен билет на самолет на неделю позже, и из-за праздников билетов на обмен нет. Я и вправду абсолютно не хотел оказаться у нее на свадьбе. Ее я встретил летом через несколько месяцев. Она была с мужем. Она была уже другая, как будто взрослевшая, нашедшая в себе уверенности, веселая. Такая, какой я ее впервые, 14 лет назад, ее увидел. Она танцевала с мужем, а меня постепенно уносило волной собственного отчаяния. Я не знал что со мной.

 

Но я снова как 13-летний мальчишка стал искать встречи с ней. Я понимал, что она принадлежит другому, и я не имею права, но иначе я не мог. Пока однажды на встрече друзей детства она вдруг не рассказала, что она знакома с одной девочкой, которая полюбив впервые была предана и продана своим возлюбленным, и как из-за этого психика той девочки была окончательно сломана. Как у нее после всей этой травли и многих обидных реплик развились фобии — боязнь людных мест и боязнь быть замеченной, выделяться из толпы. Как она всю жизнь реально считала себя виновной во всем этом унизительном отношении и считала, что она большего и не достойна, и как у нее больше не получается снова любить.

 

И напоследок как она всю жизнь питала себя иллюзией о дружбе, которой и не было никогда. Я понял и я, похоже, себя выдал. Она как-то поняла мои чувства, и видимо, повзрослевши и избавившись от детской наивности, поняла всю правду. Она так дала мне пощечину. Не дала, а врезала. Я уехал далеко с целью больше никогда в этот город не возвращаться. Я чувствую себя трупом. У нее скоро родится второй ребенок, я надеюсь, она счастлива. А я ее люблю и видимо кроме нее никого в жизни не любил. Мне казалось, что найти кого-то по жизни для меня не будет проблемы — это же так легко. Я за 17 лет так и не сумел найти ей замену.

 

 

 

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8MB | MySQL:65 | 0,270sec