На покупку немного не хватало и Лариса решила продать брошь, которую ей подарила мать

Может быть Наталья и пропустила бы мимо ушей разговор дочери по телефону, но уж слишком ей бросилось в глаза, что Лариса как-то необычно себя ведет. Виновато-испуганный короткий взгляд, отрывистые фразы, приглушенное восклицание и скомканное прощание со звонившим под предлогом крайнего неудобства вести беседу — всё это показалось Наталье странным.

Дочка явно что-то скрывала да ещё и неумело пыталась скрыть свой испуг от того, что Наталья стала свидетелем телефонного разговора. Преувеличенно детально Лариса стала рассказывать матери какую-то последнюю новость про общих знакомых. Но Наталья только молча и пристально наблюдала за тараторящей девушкой. Минуту, другую, третью. Пока Лариса, сбившись с мысли под тяжелым взглядом матери, не замолчала и отвела глаза.

— Может быть ты мне все-таки расскажешь что происходит? — спросила она дочь.

Та отпиралась недолго. Да, они продают эту брошь. Ну а что она лежит без толку? О том, что старинная семейная драгоценность стоит хороших денег Лариса знала всегда. Но когда на день рождение мать подарила ей знакомую с детства тяжелую золотую брошь с россыпью мерцающих камней, она удивилась и расстроилась одновременно.

Ну куда эту брошь пристроить? Носить её довольно странно. Остается положить в коробочку на дальнюю полку шкафа. Ну, отличный подарок. Спасибо, мам. Однако виду не подала, поблагодарила. А мать в очередной раз рассказала всем присутствующим историю этого украшения, появившегося в их семье уже более ста лет назад. Гости поохали, поцокали языками, разглядывая переходящую из рук в руки красивую вещицу да и забыли через десять минут.

Несколько месяцев брошь пылилась в шкафу. Пока Лариса с мужем не решили поменять машину. На покупку новой немного не хватало и тогда Сергей напомнил жене про подаренную тещей брошь. К вопросу они подошли серьезно, заказали оценку украшения. Это вот оценщик и звонил. Уточнял кое-что. Цена брошки на самом деле оказалась солидной, намного дороже, чем предполагала сама Лариса. И уже есть покупатели, с ними их обещал связать оценщик.

Наталья слушала дочь и не верила своим ушам. В ней закипали злость и возмущение. Продать семейную реликвию! Продать просто потому, что не хватает денег на машину! Никаких критических ситуаций, которые могли бы оправдать такой поступок не произошло. Все, слава богу, живы-здоровы, у всех есть крыша над головой, и никто не голодает. Так как могла прийти в голову дочери такая кощунственная мысль?!

Между ними произошла эмоциональная перепалка. Наталья требовала не продавать старинную брошь, в конце концов, она готова выкупить её у дочери, раз она так легко предает историю семьи. Лариса же, в свою очередь, говорила о том, что раз это подарок, то она вправе сама решать, что ей делать с этим подарком. И потом, никаких условий о том, чтобы хранить вечно старинную брошку ей никто не озвучивал. Наталья была вне себе от возмущения. Никто не озвучивал! А разве это не очевидно?!

Между Натальей и дочерью никогда не было слишком теплых отношений, но друг друга они, конечно же любили. Тут же мать и дочь разругались в пух и прах. Наталья поставила дочери категоричное условие вернуть брошь. Ларису же злила материно желание контролировать ситуацию даже тогда, когда она не имеет к ней отношения.

Планируемый совместный поход по магазинам и болтовня в кафе сорвались, обернувшись долгой затяжной ссорой. Прошло уже несколько недель, а Лариса так и не позвонила матери. Наталья, остыв от первых эмоций уже жалела, что так яростно спорила с дочкой. Но и звонить ей, чтобы мириться первой считала неправильным.

Больше всего она боялась, что Лариса поступит по-своему и продаст материн подарок. И как тогда вести себя Наталья не понимала. Прекратить общение с дочерью из-за украшения, пусть даже и старинного, как-то глупо, но все таки есть вещи, требующие к себе уважения, думала она очередной бессонной ночью вновь и вновь проматывая вперед-назад последний разговор с дочерью.

Уважаемые читатели, а не кажется ли вам, что требование матери в этой истории — это уже слишком? Желать распоряжаться подарком после того, как ты его подарил? Разве это правильно?

Хотя с другой стороны Лариса всегда знала, что эта брошь ценна для матери и является частью семейной истории. И именно поэтому она нервничала, когда мать стала свидетелем ее разговора с оценщиком. Имела ли она право решать судьбу украшения, не посоветовавшись с матерью, как вы считаете?

Автор: Ольга Одаренко

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9MB | MySQL:64 | 0,569sec